чтобы покончить с коррупцией, достаточно желания

Тема коррупции навязла в зубах: «караул устал». Да, еще Карамзин на вопрос «как дела?» ответил ставшим сакраментальным «воруют», а сатирик Аверченко сто лет назад надеялся, что когда-нибудь придется объяснять, что взятка - «это не национальный танец и не местный алкогольный напиток».

Однако из экономической проблемы коррупция на глазах превращается в главный политический вопрос. Похоже, она стала подлинной основой государственного строя страны.

Разложение государства доходит до паралича: все чаще чиновники просто отказываются работать даже за взятки, так как несколько крупных взяток гарантируют им пожизненное благосостояние, - и выполнять свои обязанности становится просто не нужно.

Но главная проблема в том, что, похоже, значительная часть даже стратегических решений принимается исходя из не содержательных, а коррупционных соображений.

Если чиновник берет взятки за исполнение (или неисполнение) своих обязанностей, он повышает издержки экономики. Если же он принимает принципиальные решения, чтобы брать взятки, он переворачивает государство с ног на голову, извращая его суть.

Качественно новый фактор последнего десятилетия - моральное разложение работников.

С одной стороны, дефицит профессионалов возник еще осенью 1998 года и с того времени лишь обострялся. Во многих профессиях умирают, не оставляя смены, последние мастера. Как во время татаро-монгольского ига Россия утратила искусство каменного строительства, в ходе либеральных реформ и «возрождения» 2000-х утрачено, например, искусство ремонта домен.

Система образования, выродившаяся под давлением либеральных реформ в простой механизм выкачивания денег, производит убежденных в своей исключительности безработных, утративших способность к учебе, а часто и простому освоению новой информации.

Люди, сохранившие трудовую мотивацию, не говоря уже о профессиональных навыках, сознают свою уникальность и в лучшем случае диктуют работодателям «правила игры», а в худшем - откровенно халатно относятся к работе.

С другой стороны, воспитанная либеральными реформами вера в то, что бизнесмен - это вор, усилилась открытым коррупционным грабежом и переросла в общую терпимость к воровству. Мол, «у чиновника работа такая, он и должен воровать».

А ведь у вора не стыдно и украсть. Ведь трудовая мотивация обесценена; честно работать в эпоху массового воровства и коррупции нелепо и стыдно.

Менеджеры корпораций инстинктивно подражают государству и не считают нужным относиться к владельцам своих компаний лучше, чем представители правящей бюрократии. В результате быстро растут масштабы внутрикорпоративного воровства. Рассчитывать на помощь «правоохранительных органов», как правило, не приходится, а тащить в суд менеджера, укравшего до 20 тысяч долларов, из-за разрушенности и коррумпированности судебной системы часто себе дороже.

Явная безнаказанность производит дополнительный стимулирующий эффект. Такого массового и повсеместного воровства, как во второй половине 2000-х, в России не было никогда, и оно нарастает, становясь реальной угрозой для производства (так как повышает издержки), а порой и для жизни предпринимателей. «Откат» стал нормой, без которой немыслима сделка; это стало главной преградой развития торговли с Белоруссией, в которой существует финансовый контроль.

Коррупция стала образом жизни, массовой культурой, а государство не делает системных попыток ей противостоять. Разложение российского общества вышло на поверхность и драматически снижает его конкурентоспособность.

Глядя на фешенебельные страны, понятно: коррупцию сдерживают свободная экономика, развитое гражданское общество и прозрачное государство. Но, чтобы прийти к этому состоянию, надо понять: мы не уникальны в своих проблемах. Системная борьба с коррупцией и оргпреступностью (во власти они не существуют друг без друга) в США началась лишь в конце 60-х, когда американская политическая элита осознала мафию в качестве реального конкурента за власть.

Ответом стало принятие комплекса законов RICO, регламентировавшим права представителей правоохранительных органов, в том числе при внедрении в преступные сообщества. Они ввели в практику конфискацию всех, в том числе добросовестно приобретенных активов представителей оргпреступности, не сотрудничающих со следствием. Отличие от «конфискации имущества» в советском стиле, после которого преступник после отбытия наказания иногда не имел легальных средств к жизни и вновь выталкивался в преступную среду, заключается в конфискации именно значительных активов, а не необходимого для жизни. Если преступник сотрудничал со следствием, отрезая себе пути к возвращению в мафию, он лишался лишь нажитого преступным путем.

Общим для США и Италии (где в ходе операции «Чистые руки» сменилось несколько правительств, но мафия перестала быть политической силой) было и распределение ответственности между взяточником и взяткодателем. Государства исходили из того, что «правила игры» создает чиновник - и бизнесмен ставится им в положение выбора между отказом от бизнеса и дачей взятки. Поэтому взяткодатель, сотрудничающий со следствием, мог сохранить не только свободу, но даже доброе имя; к чиновникам же закон был беспощаден.

В рамках этого подхода в США прошла операция «Шейх», в ходе которой агенты ФБР прошли под видом представителей богатых арабских дельцов почти все органы федеральной власти, предлагая взятки, - и согласившиеся чиновники были уволены.

В России же впечатление особого цинизма производит пропагандируемый тезис о том, что в коррупции виноваты граждане - потому что дают взятки. Мол, если они не будут давать взятки, коррупция исчезнет сама собой. При этом представители государства игнорируют системность вымогательства и наличие обширных сфер деятельности, попросту невозможной без взяток.

Россия ратифицировала ряд международных документов по борьбе с коррупцией. Они предусматривают проведение формализованных антикоррупционных процедур и согласие на международный контроль. Простое добросовестное исполнение своих обязательств хотя и не искоренит, но, безусловно, подорвет коррупцию и не только оздоровит государство, но и повысит конкурентоспособность экономики.

Однако начало реальной борьбы с коррупцией будет означать объявление правящему классу войны на социальное уничтожение. Оно просто опасно.

В условиях противостояния кланов так называемых «либералов» и «силовиков» может быть найден удобный паллиатив: антикоррупционные обязательства России легко использовать как оружие против клана «силовиков» - на основе представлений о том, что коррупция свойственна преимущественно им.

Их неуклюжее сопротивление «антикоррупционному раскулачиванию» лишь придаст живости и правдоподобия «борьбе с коррупцией», а поддержка Запада гарантирует «либералам» победу.

Но коррупция останется системной, как и в 90-е годы: она свойственна обеим кланам.

Вопрос выживания России сегодня прост: удастся ли не допустить подмены борьбы с коррупцией борьбой с коррупционерами.

 




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Коррупционные скандалы в мире:

Как разоблачение коррупции за рубежом может служить безопасности США

News image

Коррупция во многих зарубежных странах, от Пакистана до Мексики, напрямую угрожает интересам Америки в области безопасности. Американскому правительству пора ...

Китайские казнокрады оказались за решеткой в США

News image

Двоим бывшим высокопо­ставленным сотрудникам государственного коммерческого Bank of China, третьего по величине банка в КНР, грозят длительные сроки тюремного...

В Китае к смертной казни приговорен экс-председатель правления нефтегиганта Sinopec

News image

В КНР суд Пекина вынес приговор в отношении бывшего председателя правления китайской нефтяной корпорации Sinopec нефтяного гиганта Sinopec. Чэнь Тунхай был пр...

В Шанхае арестован один из богатейших китайцев. Раскручивается коррупционный скандал

News image

Первый подозреваемый в деле о коррупционном скандале в Шанхае, приведшем к отставке в минувшем месяце главы городского комитета Компартии Китая Чэнь Лянъюя, а...

В Китае коррупционные связи будут искать в грязном белье

News image

В Уголовный кодекс Китая власти страны хотят внести ряд поправок, которые не порадуют любовниц (или любовников) чиновников. Поправки существенно облегчат их у...

Авторизация



История коррупции:

«Золотой век» олигархии

News image

Именно такой период полного хаоса наступил в Римской империи в III веке, который называют «веком 30 тиранов» . Повсюду свирепств...

Коррупция в Римской республике

News image

Римская республика до II в. до н.э. была обществом, которому была неизвестна коррупция

Глобализация в истории и ее связь с коррупцией

News image

Прежде чем продолжить рассмотрение истории коррупции, мне необходимо дать Вам краткое представление о том важном явлении, которо...

PATHWAY_MSG   ГлавнаяБорьба с коррупциейКак победить коррупциюЧтобы покончить с коррупцией, достаточно желания