лукойл оверсиз карачаганак

Дочерняя компания ЛУКОЙЛа ЛУКОЙЛ Оверсиз Карачаганак невольно оказалась вовлечена в расследование министерства юстиции США по делу, связанному с обвинениями в коррупционной деятельности, предъявленными бывшему советнику президента Казахстана Нурсултана Назарбаева американскому бизнесмену Джеймсу Гиффену. Суть обвинений по этому скандальному делу, известному под названием казахгейт , состоит в том, что бизнесмен в середине 1990-х годов был посредником при передаче взяток в несколько десятков миллионов долларов от ряда американских нефтяных компаний представителям высшего руководства Казахстана.

В обвинительном заключении судебных властей США их имена обозначены как КО-1 (казахстанский официоз) и КО-2. Однако в многочисленных публикациях мировой прессы, посвященных Казахгейту , эти имена уже давно раскрыты. КО-1 - это бывший премьер-министр Казахстана Нурлан Балгимбаев, а КО-2 - президент Назарбаев. Первоначально расследование касалось компании Mobil, которая выплатой комиссионных стремилась получить у Астаны доступ к освоению богатого нефтяного месторождения Тенгиз . Джеймс Гиффен уже признал себя виновным в переводе 78 млн долл. от Mobil на счета, контролируемые членами руководства Казахстана.

И вот в мае этого года большое судебное жюри Нью-Йорка предъявило также повестку о вызове в суд и руководителям другой американской компании, ChevronTexaco, участвующей в проекте освоения казахстанского месторождения Карачаганак . По условиям соглашения о разделе продукции, подписанного с Казахстаном в 1997 году (еще до слияния с Texaco), Chevron осваивает Карачаганак (оно содержит до 2,4 млрд баррелей нефти и 16 трлн кубических футов газа) совместно с ЛУКОЙЛом, итальянской Agip и British Gas.

Согласно обвинительному заключению по делу Гиффена, при его посредничестве Texaco и другие партнеры как часть сделки перевели 17 млн. долл. на контролируемый казахстанскими руководителями счет в швейцарском банке Credit Agricole Indosuez. Из этих денег в дальнейшем 5 млн были переведены на счета, принадлежащие в конечном счете г-ну Назарбаеву, а остальные деньги оказались на счетах Гиффена и Балгимбаева.

Представители Chevron Texaco отвергают все обвинения в незаконных сделках, но заявили о своей готовности выполнить все требования судебных властей. Среди них - требование представить все документы, имеющие отношение к доле участия Chevron, приобретенной в проекте Карачаганак в 1997-1998 годах.

Выясняется, однако, что власти Казахстана оформили большую часть этих документов как конфиденциальные . Поэтому 13 июня с.г. управляющий директор Евразийского отделения ChevronTexaco в Казахстане г-н Холлингсуорт вынужден был уведомить как казахстанские власти, так и партнеров по проекту (ЛУКОЙЛ, Аgip и British Gas) о том, что компания вынуждена раскрыть информацию , которую в Казахстане предпочли засекретить.

Но то, что волнует Астану и руководство Texaco, которым предстоит, так или иначе отвечать на вопросы американского следствия, никак не касается ЛУКОЙЛ Оверсиз . Пресс-секретарь российской компании Григорий Волчек заявил газете Время новостей : Мы с пониманием относимся к этому расследованию и не видим информации, которая может быть закрытой, весь проект по Карачаганаку , который продолжает действовать, должен быть прозрачным .

В Казахстане же пока отделались заявлением анонимного источника, сделанным 12 сентября агентству Reuters от имени официальной Астаны, в котором сказано, что американские обвинители не представили никаких ясных свидетельств какой-либо причастности Казахстана к коррупционным схемам .

В последнее время осмысление коррупционных процессов в Казахстане значительно продвинулось вперед и исследователи стали отходить от тех стереотипных штампов, которые так распространены на постсоветском пространстве. Попробуем еще раз порассуждать на тему коррупции.

Одно из главных отличий коррупции в нашем регионе заключается в том, что если на Западе чиновник сильно рискует, беря взятку, то у нас в Казахстане коррумпированный госслужащий практически ничем не рискует. Пойманный на Западе мздоимец рискует потерять свою службу, реноме, уважение окружающих и близких, зарплату, пенсию и очень даже может быть свою свободу. Так что западный чиновник десять раз подумает, прежде чем совершить коррупционное действие. Иначе говоря, на Западе коррупция чревата серьезными последствиями, как для мздоимца, так и для его близких. Поэтому проще не брать взяток, чтобы не осложнять себе и своим близким жизнь.

У нас же, как показывает казахстанский опыт, совершивший коррупционное действие чиновник берется на крючок спецслужбами или вышестоящим начальством и просто в дальнейшем работает как клиент разоблачившего его патрона, исполнитель его воли. Иначе говоря, в Казахстане пойманный за руку чиновник не испытывает даже тени страха, ибо разоблачение в коррупции не влечет за собой потерю служебного места, немедленное публичное разоблачение и потерю своего лица . Разоблачение в коррупции является не более, чем вовлечением в новый еще более масштабный виток тотальной коррупции. Разоблачение в коррупции фактически является в Казахстане способом инкорпорации в государственно-мафиозную организацию

Спецслужбы Казахстана, и в этом надо отдать им должное, буквально охотятся на коррумпированных госслужащих, судей, прокуроров, сотрудников правоохранительных органов, но делают они это не для того, чтобы изгнать нечистых на руку чиновников из органов власти, а только для того, чтобы взять их под свой неусыпный контроль. Таким образом, спецслужбы Казахстана целенаправленно создают и пестуют коррупционную систему внутри всех ветвей и всех органов власти и тем самым создают государство в государстве .

Дальше - больше. Своим чиновникам крышуют , т.е. покровительствуют и оберегают, свои же, т.е. пойманные на коррупции, более высокопоставленные чиновники и так до самого верха. Вся административно-политическая элита Казахстана тесно повязана коррупцией и взаимным компроматом друг на друга.

При этом некоррумпированным чиновникам в этих условиях трудно, если не невозможно, сделать хоть какую-нибудь мало-мальскую карьеру - они просто белые вороны - им нет доверия, у них нет высоких покровителей, они не вовлечены в систему патронатно-клиентных связей. Им никто не доверяет - потому, что они не на крючке .

Таким образом, напрашивается целый ряд важных выводов государственно-политического значения. Вывод первый заключается в том, что коррупция в Казахстане является способом консолидации и мобилизации, а также согласованного взаимодействия всех ветвей власти в стране и прежде всего органов исполнительной власти, судебной системы, прокуратуры и правоохранительных органов.

Вывод второй заключается в том, что вовлеченность в коррупционную систему является наиболее эффективным и едва ли не единственным способом управления государством. Государственный менеджмент в Казахстане носит коррупционный характер.

Вывод третий. Коррупционер ничем не рискует. Наоборот, коррупция является единственным способом сделать карьеру. Без коррупции нет продвижения по службе. Чтобы делать подарки вышестоящему начальству - надо брать взятки и заниматься казнокрадством, а то никаких зарплат и денег не хватит на жизнь. Поэтому вполне закономерно, что многие доходные места прямо либо косвенно продаются. Стать чиновником высокого ранга - значит получить доходное место. А чтобы получить прибыльное место - надо заплатить, дать бакшиш. Без мзды нет доходов. Иначе говоря, чтобы стать биг-мэном надо уметь брать и давать взятки.

Совершенно очевидно, что в рамках тотальной коррупционной системы никого не интересуют профессиональные деловые или тем более морально-нравственные качества человека. Логика очень проста - если умеет брать и давать взятки, то значит с деловыми качествами у него все в порядке. Да именно поэтому с коррупцией в Казахстане полный порядок. Покупается и продается абсолютно все.

И речь в данном случае даже не о том, что все органы государственной власти у нас коммерциализированы, и ни одну свою прямую функцию не выполняют за средства налогоплательщиков, а о том, что они используют свои властные полномочия для личного обогащения. Практически у каждого чиновника есть свои коммерческие структуры, которым он естественно отдает предпочтение при любом удобном случае. При этом доходы коррумпированных чиновников весьма весомы - не менее 20 - 30 тысяч долларов в год у госслужащего средней руки. Очевидно, что не все заработанное остается в своем кармане - приходится делиться с вышестоящими (до 25 - 40 % в год), но как говорится не подмажешь, не поедешь .

Кстати в этой связи о налогах. Одно дело - публично-правовая сфера выплат налогов - это сколько по закону положено. Но жизнь есть жизнь, надо делиться. Поэтому если учитывать фактические расходы и выплаты, то можно уверенно говорить о том, что коррупционные выплаты составляют в нашей стране не меньший поток средств, чем официальный. И если государственный бюджет составляет около 2,7 млрд. долларов в год, то думаю, что коррупционные выплаты, называемые в науке частноправовой нефиксированной рентой составляет, как минимум, не меньшую сумму.

Бизнесменам приходится платить пожарникам, налоговикам, таможенникам, санэпидемстанциям, судьям, прокурорам, милиции и так до бесконечности. На моих глазах одна дама, предъявив документ о том, что она является сотрудником отдела по лингвистике и языковой политике при городском акимате (за точность названия не ручаюсь), требовала взятку в размере 300 тенге с одного очень известного бизнесмена за то, что название его фирмы на рекламе при входе в здание фигурировало лишь на русском и английском языках, но не было представлено на государственном языке.

Иначе говоря, в действительности простым налогоплательщикам, гражданам страны в реальности приходится платить вдвое против законных налогов. Понимают ли власти, что это является подрывом самой идеи казахстанской государственности? Думается, что нет. Они искренне верят, что именно коррупция является наиболее хорошим и эффективным способом решения всех государственных дел. Они совершенно уверовали в то, что только коррупция является наилучшим способом снятия и решения любых конфликтов. Разубедить их в этом невозможно. Без коррупции, полагают они, государство просто перестанет существовать. И в этой связи возникает законный вопрос - как выйти из заколдованного круга коррупции?

Совершенно очевидно, что в самих органах власти нет никакого здорового начала. Коррупция для них источник власти и собственности, доходов и прибыли. В этих условиях никакие самые честные выборы не спасут положение дел. Казахстан, если хочет самосохраниться как независимое суверенное государство, должен очиститься от метастазы коррупции и начать непримиримую борьбу с коррупцией, которая рано или поздно разрушит основы государства.

Последняя кампания показывает, что при желании решительный шаг в этом направлении сделать можно. За время кампании получили немалые сроки бывшие министр энергетики и торговли Мухтар Аблязов и аким Павлодарской области Галымжан Жакиянов. Были взяты под стражу, а затем осуждены (правда, к условным мерам наказания) экс-министр транспорта и коммуникаций Аблай Мырзахметов и депутат сената Марат Койшибаев. По коррупционным основаниям лишились своих кресел первый вице-министр энергетики и минеральных ресурсов Булат Елеманов, вице-министр сельского хозяйства Толеухан Нуркиянов, вице-министр транспорта и коммуникаций Руслан Туякбаев, вице-министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Мажит Турмагамбетов.

В то же время говорить о полноценной продуктивности антикоррупционной политики государства еще преждевременно. Одно дело - посадить по обвинению в коррупции двух-трех высокопоставленных чиновников и совсем другое - искоренить самое это явление и все то, что способствует его процветанию в обществе.

То, что коррупция у нас есть и проявляется повсеместно - неоспоримый факт. Сегодня без взятки, откупа и подарка практически невозможно решить ни один из жизненно важных вопросов - от получения высокого поста в госструктурах или открытия собственного дела в сфере бизнеса до регистрации рождения детей, поступления в вузы, медицинского обслуживания, нормального проезда на личном автотранспорте и т. д. Причем, для многих людей это стало нормой жизни. Парадоксы антикоррупционных кампаний

Причин такому положению дел множество. Причем в каждой сфере общественной жизни они имеют свою специфику. Если говорить о системе государственной власти, которая воспринимается как «айсберг» коррупции, то здесь следует выделить два уровня коррупции.

Первый (нижний) уровень включает в себя взятки, которые берут чиновники нижнего и среднего звена управления из-за своей очень низкой зарплаты, размытых административных процедур и попустительства со стороны руководства.

На втором (верхнем) уровне берутся «комиссионные», связанные с заключением крупных контрактов, отмыванием денег за рубежом, выдачей разрешений на проведение банковских операций с бюджетными средствами, предоставлением кредитов, льготных экспортных квот, назначением на высокооплачиваемую либо позволяющую иметь незаконный доход должность в госаппарате и т. д.

Нужно отметить, что за десять лет независимости в Казахстане было немало громких дел, разоблачений и скандалов коррупционного характера. «Героями» этих скандалов были довольно высокопоставленные чиновники, в свое время подвергшиеся за свои проступки разным санкциям - выговорам, снятию с должности и даже возбуждению уголовных дел. Причем некоторые из них (Байназаров, Крупенев) во время следствия даже находились под стражей. Но один из парадоксов антикоррупционной политики в Казахстане заключается в том, что до сих пор, за исключением осужденных Аблязова и Жакиянова, ни один из госчиновников высшего уровня не понес полноценного наказания по выявленным фактам их причастности к коррупционным правонарушениям. Более того, сегодня многие из них снова занимают довольно солидные должности в госаппарате или являются депутатами парламента. В ряде случаев коррупционные дела заканчивались тем, что те или иные чиновники отделывались, что называется, легким испугом.

Не менее любопытно и использование «двойных стандартов» и «избирательного подхода» органами правосудия. При этом, как правило, большую ответственность несет тот, кто причинил меньший ущерб государству. Наиболее наглядный последний пример - дело бывшего сенатора Марата Койшибаева, который за передачу родной сестре материальных ценностей на сумму более 2 млн. тенге получил пять с половиной лет лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года без конфискации имущества. Для сравнения: аким Алмалинского сельского округа Атырауской области Губашева за получение взятки в размере около 3 тыс. тенге была приговорена к 8,5 годам лишения свободы.

Еще один парадокс антикоррупционной политики - объявление в розыск лиц из бывших госчиновников, которые (как в том анекдоте о неуловимом Джо, которого никто на самом деле и не ловит) в принципе и не скрываются. Все они живут в зарубежных странах, преимущественно в России, где, кстати, неплохо устроились в госаппарате или сфере бизнеса. И самое интересное, что никто в свое время не препятствовал этим людям спокойно уехать за границу.

Итак, на современном этапе коррупция - это антисоциальное, общественно опасное, угрожающее экономической и политической безопасности явление, пронизавшее ветви власти, составляющее совокупность преступлений, совершаемых должностными лицами в целях личного обогащения за счет

государства, коммерческих и иных организаций и граждан. Достигается это путем получения с использованием должностных полномочий материальных и иных благ в ущерб интересам государства. А объективно такие действия выражаются в сращивании государственной власти и организованной преступности. В завершении остается подчеркнуть, что при четком и добросовестном выполнении всех выше перечисленных задач, сплоченности общества в борьбе с любыми видами проявлений коррупции, личной заинтересованности правоохранительных органов по обеспечению правопорядка в стране, появляется шанс миновать криминализации всех сфер жизни путем коррупции, также это будет служить важнейшим шагом вперед на пути построения гражданского общества.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Коррупционные скандалы в мире:

Один из бывших лидеров компартии Китая осужден на 18 лет

News image

Бывший лидер коммунистической организации Шанхая Чэнь Лянюй был приговорен к тюремному заключению на срок 18 лет за взяточничество и злоупотреблении служебным...

Миллион осужденных за взятки

News image

За 30 лет реформ к уголовной ответственности за взяточничество привлечено около миллиона сотрудников партийно-государственного аппарата. Однако даже несмотря ...

Коррупция. Made in USA

News image

Директор ФБРFederal Bureau of Investigation Роберт МюллерRobert S. Mueller сообщил, что за последние два года его ведомство выявило более 1 060 государственны...

Благоевич после избрания губернатором отомстил Джесси Джексону за отказ в пожертвовании - не дал раб

News image

Вскоре после своего избрания в 2002 году, губернатор штата Иллинойс Род Благоевич заявил конгрессмену-республиканцу Джесси Джексону-младшему, что он не назнач...

Благоевич отказался назначать нового сенатора от Иллинойса

News image

Губернатор штата Иллинойс Род Благоевич, обвиняемый в коррупции, не станет назначать сенатора на освободившееся после ухода Барака Обамы место, передает AFP с...

Авторизация



История коррупции:

Коррупция в эллинистическом мире

News image

Первые дошедшие до нас известия о крупной коррупции в античности относятся к эллинистическому миру. Так, в 320-е годы до н.э. Кл...

Коррупция в Восточной Римской империи (Византии) в V-VI

News image

Византия в массовом сознании, особенно на Западе, воспринимается как одно из наиболее коррумпированных государств, существовавши...

Глобализация в истории и ее связь с коррупцией

News image

Прежде чем продолжить рассмотрение истории коррупции, мне необходимо дать Вам краткое представление о том важном явлении, которо...

PATHWAY_MSG   ГлавнаяКоррупция в Казахстане ЛУКОЙЛ Оверсиз Карачаганак